Главная                                               е-ПИСТОЛА   
                                      Анонсы   
Лаборатория СмешТех                
                  2014   
border="0">                                                                   
24 Aug 2017
aoterehc@gmail.com  



Гостевая   

выходит с 1989 года
gfdgfg                                                    »»
18
2003
Содержание ...

купить / to buy
 


ЮРИЙ ПРОСКУРЯКОВ

Смешанная техника, как конвергенция делологических типов текста (text, visual)
20 столетие характеризуется переходом от поэтик оперирования лексическим материалом к поэтикам оперирования дискурсами. При этом у писателя последовательно стирается грань между разными аспектами лингвистической компетенции. Все они ставятся в ряд равновесных средств выразительности и более тонких инструментов передачи смысла, равно справедливых в отношении реализации эстетического намерения.
Писателю становится недостаточно таких конструкций, как прием психологического параллелизма (то есть, осуществление реферирования инварианта простым соположением логико-синтаксических единств, объединяемых идентичностью интонационного рисунка и синтактико-версификационным рисунком).
Перечень коммуникативных систем был определен С.Т.Теодорсоном1



И может быть представлен в виде схемы лингвистической компетенции2: в связи с генезисом взаимодействия коммуникативных систем С.Т. Теодорсон делает весьма важное замечание, позволяющее выдвинуть еще более смелые предположения. Он замечает, что «нет достаточных оснований считать письмо исторически вторичным по отношению к речи. Это с определенной вероятностью справедливо лишь в отношении алфавитного письма».
Наблюдения за взаимодействием коммуникативных систем в рамках фольклора, а также в границах жанров литературы и искусства, позволяют предположить, что при параллельном существовании коммуникативных систем происходит чередование процессов их дивергенции и конвергенции. Исторически обозримый процесс метаморфоз коммуникативных типов начинается с появления письменности и представляет собой манифестацию дивергентных процессов, в результате которых возникли различные искусства, такие, как литература, изобразительное искусство, музыка, театр. Это, в свою очередь, приводит к предположению, что «первобытный синкретизм» возможно является результатом доисторического процесса конвергенции коммуникативных типов, сложившихся в еще более отдаленный период времени.



Раз начав действовать, принцип дивергенции продолжает свою работу внутри уже сформировавшихся жанров искусств. В результате этого процесса выделяются частные жанры отдельных видов искусств, представляющие собой эстетизированные дискурсивные формы (формы фольклора). Процесс дивергенции в пределах частных жанров искусств, в свою очередь, завершается в форме текстов отдельных эстетизированных высказываний (формы авторских произведений).



Возможность произвольного подхода авторов к жанровой принадлежности создаваемых ими текстов девальвирует процесс дивергенции и наступает переходный период, внутри которого авторы в поисках своеобразия заняты поисками все новых и новых авторских форм, не выходящих за пределы сложившихся эстетизированных коммуникативных типов. С другой стороны, тот же самый процесс позволяет наиболее радикальным новаторам перейти к экспериментам конвергенции. Тем более, что к этому побуждают технологии новых средств массмедиа.
Таким образом, конвергенция может иметь последовательно восходящий тип, когда конвергенции подвергаются тексты на разных языках в пределах одного литературного произведения (в английской литературе, например, Д.Джойс; в русской литературе, например, Д.Мордовцев). При более радикальном подходе конвергенция может принимать скачкообразные формы, когда конвергенции подвергаются разные коммуникативные типы. Конвергенция последовательно восходящего типа (тип А) приводит к модернизации и получает историко-стилистическое определение модернизма. Скачкообразные формы конвергенции разных коммуникативных типов (тип Z), я, вслед за поэтом А.Очеретянским, называю «смешанной техникой». Смешанную технику часто путают с авангардом, но авангардом3 надо считать дивергентный стиль в период перехода дивергенции на микро уровень. В произведениях авангардистов дивергенция преодолевает лексическую изолированность и форма текста становится своей собственной эстетизированной референцией4.
Рассмотрим возможные пути конвергенции трех делологических компонентов: графономического компонента (представленного произведениями изобразительного искусства [1] и литературными произведениями в их письменной форме [2]), фонологического компонента (представленного музыкальными произведениями [3] и литературой в декламационной форме [4], и керологического компонента (представленного танцем [6], и пантомимой [7].
Первым и самым простым способом конвергенции типа Z, является конвергенция графонологического коммуникативного типа, когда на территории литературного текста чередуются изобразительные и собственно литературные дискурсы. При этом изобразительные дискурсы утрачивают свою жанровую и техническую специфику и рисунок, колаж, живопись, фотография и т.п. ставятся в один ряд. Такое же дискурсивное выравнивание происходит и с собственно литературным дискурсом, так что документальные, исторические, научные, художественные и другие жанры становятся в равной степени допустимыми.
Выразительным примером такой смешанной техники является текст Доктора Славика (Нью-Йорк)5 опубликованный под названием «б е з п я т и м и н у т распряженный БЫК или н а б о р с л о в для игры в PSYHODELIC». Это произведение представляет собой композицию письменного текста (Доктора Славика) и рисунков (Сергея Токарева). Текст состоит из некоей абсурдистской псевдоигры, состоящей из набора фраз и Hxfdbkf buxs /ПРАВИЛ ИГРЫ/ с рисунками. И набор фраз, и «правила игры», и рисунки связаны друг с другом цифровыми обозначениями подобными тем, которые используются при решении логических задач или загадок в детских книжках, когда вопрос и ответ связанны одинаковой нумерацией. Простое перечисление фраз в самой «игре» составлено таким образом, что возникает эффект, напоминающий семантические построения на русских крестьянских иконах-краснушках, где простое соположение фигур передает некую выразительную идею, связывающую образы в некую мифологему, невыразимую другим способом. Этот прием подобен метафоре, но, в отличие от метафоры, выходит за границы речевого паттерна. Составляющие мифологемы становятся при этих условиях символами спрятанной в мифологеме идеи. Цифровые соотнесения выделяют из сопоставляемых письменных и рисуночных объектов некие опорные точки, образующие подобие нарративности. Кроме того, текст Доктора Славика имитирует научное исследование, соотнося основной текст «игры» с «правилами игры» наподобие связи основного корпуса текста с комментариями. Таким образом, мы имеем конвергентность не только поверхностных структур текста, но и транспорантное совмещение разных жанров в референции. На рисунках мы видим такой же прием. Здесь и иллюстрация из учебника анатомии, и комикс, и каррикатура, и рисунок в стиле флекс. Произведение Доктора Славика и Сергея Токарева можно квалифицировать как «текст тяготеющий к типологии» (сокращенно ТТкТ)6.
ТТкТ создает локус квазислучайных предметов, в котором, в силу известной психологической инерции, на фоне тезауруса современной культуры, читатель бессознательно создает аналогии, снизываемые аналитической функцией разума в некоторый «мир» монотеистической идеи. Мир такого текста - это мир прозаика-релятивиста, утверждающего свою собственную духовную реальность, претендующую на самый высокий уровень обобщения.
Любопытный пример смешанной техники можно найти в книге Михаила Бузника



«Изумление»7. Я предлагаю такое взаимодействие литературного текста с изобразительным называть дискурсивной полифонией (или, сокращенно, «стилем диполь»). Стиль диполь дифференцирует литературный рисуночный дискурс от иллюстрации8. Помимо этого, в стиле диполь рисуночная составляющая письменного текста начинает взаимодействовать с собственной референцией, сближая словесную картину диполя с экфрасисом (словесной картиной живописного полотна).
Стиль диполь разрушает непрерывность интонационного рисунка текста, его непрерывную кантиленность, равно как и акустическую актуализацию в целом в пользу созерцательности и особого типа неоиероглифики.
Однако, не всякое соположение различных дискурсивных типов относящихся к неоиероглифике можно считать смешанной техникой стиля диполь. Неоиероглиф Сергея Сигея9, интересен тем, что состоит из графических, буквенных и рисуночных элементов, а также элементов музыкальной записи. Отличие такого неоиероглифа от диполя состоит в том, что ни один из его элементов не составляет дискурса. Я предлагаю называть неоиероглифы этого типа абстрактными неоиероглифами (АН).
АН надо отличать от стиля флекс в изобразительном искусстве, который не обладает качеством письменного текста, но принадлежит к жанру изобразительного искусства. Среди АН-ов С.Сигея есть один, который все- таки следует отнести к стилю диполь. На нем изображена нижеприведенная пиктограмма, сопровождаемая следующим дискурсом: «транспонирование в пикто-стих пазиграммы стихотворения Хлебникова «крылышкуя» 1971». Фактически здесь присутствуют два дискурса, позволяющие говорить о диполе. Однако один из дискурсов является переводом и указывает на дискурс обычного типа, находящийся вне текста. Поскольку пиктограммы С. Сигея носят эксклюзивный характер, постольку данный диполь становится в ряд с диполями изобразительно-письменными и одновременно является и иероглифом, и иероглифическим текстом, сопровождаемым комментарием на профанном языке. Сам язык пиктограммы намекает на возврат к некоей квазисакральной функции. Такого рода произведения я называю квазисакральными гипертекстами.
Еще более сложным является текст, представляющий собой сочетание музыкального изобразительного и литературного дискурсов. В качестве образца такого текста я могу привести произведение Александра Федулова10. Чем более тяготеет такое произведение к минимализму, тем более фрагментарными становятся дискурсивные элементы, по необходимости взаимно дополняя друг друга. В определенном смысле такой текст становится подобным криптограмме, внешне напоминая ТТкТ. ТТкТ является противоположным полюсом развернутых конвергентных эпических форм, сочетающих полноценные дискурсы разной коммуникативной природы. Это впервые заметил А.Очеретянский и применил для их обозначения термин «каталог приемов».
В заключение приведу пример сочетания керологического и графономического типов дискурса. Это Текст-танец «Характер бреда: Франц Кафка» Эвы Касански11. Текст состоит из чередования последовательных танцевальных поз, сопровождаемых своеобразными текстовыми пассажами, которые условно можно отнести к жанру стихотворений в прозе. Чередование текстовых дискурсов напоминает ТТкТ и одновременно в каждом отдельном кенинге керологического и графономического компонентов можно видеть пример стиля диполь.
Таким образом, смешанная техника, являясь манифестацией нового по качеству литературного явления, ведет нас путем конвергенции к футуросинкретическим представлениям, вбирающим в себя все более сложные трансфузии сложившихся к концу 20 столетия жанров искусств12.
Отдельно следует рассматривать телеологию конвергенции. Разнообразные все более сложные трансфузии различных дискурсивных типов, принадлежащих ко взаимно дополняющим коммуникативным паттернам, приводят текст, создаваемый в смешанной технике в точку бифуркации, откуда, по определению начинается новый процесс дивергенции13. Форму синкретического текста, порождающего бифуркацию в настоящее время невозможно представить. С равной степенью неопределенности мы можем оказаться в кластере традиционных подходов, также как и совершенно новых коммуникационных паттернов, требующих формирования нового типа личности, новых структур мозга, новых форм разума и т.п. Возможно, именно непредсказуемость последствий бифуркации позволяет утверждать, что вначале было слово.


1 Teodorson S.-T. "Autonomy and linguistic status of nonspeech language forms". - N.Y.; L., 1980. J. of psycho-ling. Research. Vol. 9, № 2. pages 121-145.
2 Для обозначения языкового выражения, языковой манифестации предложен термин делология; дактилология - пальцевое письмо; артрология - суфлерские реплики, считывание по губам; акрология -шрифт Брайля; керология - связана с движениями рук.
3 Типичным примером авангарда является текст Олега Прокофьева «Большой Фон» в Черновике №3. Это произведение демонстрируют нам глубокое одновременное погружение в глубины духа и в глубины текста. Пространство текста и пространство духа свертывают авторские агностические представления до беседы с самим собой, когда не предполагается присутствие собеседника или читателя. Абсолютный императив такого текста ставит его на грань философских сочинений от «художества», экспрессия же образуется за счет остраннения самого акта прочтения, который, по концепции подобных произведений, не может иметь место ни при каких условиях. Риторику такого типа я предлагаю называть МинусТекст.
4 Здесь надо заметить, что авангардные типы текста и типы «смешенной техники» нередко трансфузируют друг в друга свои специфические элементы стиля, что и приводит к фундаментальным трудностям квалификации в переходный от дивергентности к конвергентное™ периоды.
5 Альманах «Черновик» №3, NJ, 1990 г., стр. 106-107.
6 О роли ТТкТ в культуре см. статью А.Якимовича в книгк «Азбучные истины», М., 1998
7 Михаил Бузник «Изумление» Париж, 1999 год, стр.58, экзерсис 54 (рисунок Рустама Хамдамова).
8 Автор иллюстрации, в отличие от дискурсивной полифонии, старается отразить некий смысл, заложенный в литературном тексте
9 См. альманах «Черновик» № 4, стр. 94
10 См. альманах «Черновик» №16, стр. 190.
11 См. альманах «Черновик» №17, стр. 156-161.
12 Подобные этому явления имеют место и на почве других искусств, но это уже тема другого исследования.
13 На процесс дивергенции наслаивается качественно другой процесс, состоящий в выразительной смене все более усложняющихся линейных фракталов, представляющих собой семантический скелет дискурса. Воронкообразно сужающийся, по мере развития дискурсивных типов, дивергентный процесс поддерживается воронкообразно расширяющимся усложнением линейных фракталов семантического скелета. В целом, эволюции дивергентных типов и симультанные им эволюции линейных фракталов, образуют структуру парадигмы (в том понимании, которое ей придавал Н. Кузанский). Преодоление лексической и синтаксической изолированности в авангарде сопровождается появлением нелинейных фракталов, знаменующих собой полное завершение развития дивергенции.


Предыдущая     |  Вверх   |    Следующая


Поиск:
   - по автору
   - по названию



Chernovik (online)
ISSN 1554-0510