Главная                                               е-ПИСТОЛА   
                                      Анонсы   
Лаборатория СмешТех                
                  2014   
border="0">                                                                   
20 Jul 2018
aoterehc@gmail.com  



Гостевая   

выходит с 1989 года
gfdgfg                                                    »»
24
2009
Содержание ...

купить / to buy
 


Николай Дронников, Сергей Бирюков



Николой Дронников


Сергей Бирюков и Генадий Айги
Продолжение диалога





Сергей БИРЮКОВ


ПРОДОЛЖЕНИЕ ДИАЛОГА


Во время „перестройки“ Геннадий Айги, бывший дотоле невыездным, стал
ездить.
Первой страной была Франция, где Гену много переводили, а он сам еще
в 60-е
годы переводил французских поэтов на чувашский и был удостоен специальной награды... В общем там его ждали, были
выступления, интервью, встречи, ну и сам Париж, конечно...
Помню, я заехал к Геннадию после его возвращения из Парижа.
- Ну что Париж, - слегка грассируя говорил Гена, прикуривая очередную сигарету,
- Париж стал похож на картины импрессионистов, все в какой-то дымке...
В процессе рассказа извлекались журналы, книги, буклеты. Вся эта парижская
полиграфия была тогда нам в новинку. И вдруг мелькнуло нечто совсем необычное. Металлическая книга! Обложка из плотной фольги. Внутри какая-то особая бумага, на которой рисунки перемежаются стихами. Оказывается эту книгу Гена приготовил мне в подарок. Протянул со словами:
- Знаю, ты оценишь...
Лукаво улыбаясь при этом.
Пока я рассматривал, междометийно восторгаясь, Гена повествовал о
художнике-издателе, русском парижанине Николае Дронникове.
Так я впервые услышал это имя.
Оказывается, Геннадий и Николай встретились в Париже и как-то быстро нашли точки творческих пересечений. Эта книга была первой. Потом появилось еще немало – разных форм, из разных материалов. Без преувеличения – Дронников создал целую книжную айгиану! В этих книгах немало графических портретов Айги. Похоже Николай во время встреч с поэтом не расставался с карандашом. Упоминал Геннадий и о многочисленных портретах, которые Николай писал с него уже красками. И все повторял:
- Тебе обязательно надо встретиться с Николаем. Вы подружитесь.
Тогда, в конце 80-х-начале 90-х я воспринимал это в сослагательном наклонении. ''Ну да, может быть, когда нибудь итд...'' В Париж я явно не спешил!
Не спешил и потом, побывав даже черт-те где, в Канаде, а затем оказавшись на
жительстве в Европе. Но вот прошлым летом так совпало, что должен был попасть
и туда. Почти спонтанно. Впрочем это может быть когда-нибудь описано отдельно.
А сейчас веду к другому. К встрече с Николаем Дронниковым.
Геннадий покинул нас к тому времени уже больше двух лет. И хотя виделись мы с ним в последние годы не так часто, но его присутствие ощущалось мной постоянно. Это был длящийся диалог, который иногда фиксировался и впрямую, в том числе типографски, но чаще он был не заметен стороннему глазу/уху. С уходом Геннадия мне стало казаться, что этот диалог становится по меньшей мере проблематичным...
И вот здесь происходит по сути спонтанное попадание в Париж, которое я спонтанно же обозначаю как часть задуманного мной ''мирового'' турне в честь 100-летия русского авангарда. Давний парижский житель Михаил Богатырев охотно и оперативно
откликнулся на спонтанность 100-летия и подрядил на это парижский Дом русской книги,
где мы эту акцию и совершили. Я успел пригласить и Николая. Во время выступлений
он не отрывает карандаша от блокнота, куда заносит отчасти даже вдохновенные лики участников события!
И при расставании просит на следующий день быть у него, в ''музее Айги'', как он сказал.
Два этажа дома Дронниковых плюс подвал в самом деле оказались музеем Айги, ибо его портреты – графические и живописные, в камне и в дереве,явно преобладали среди
также портретов Солженицына и Бродского, Растроповича и Синявского
и многих других русских литераторов, музыкантов и художников. Все-таки Дронников живет в Париже
уже больше трех десятков лет и многих повидал, со многими общался. А художник все
время в работе и позвал он меня не просто музей посмотреть, а с прицелом добавить
еще один экспонат в коллекцию! Причем, разумеется, тоже спонтанно и без всякого
прицела!
Но и я-то ничего не подозреваю, брожу по двору усадьбы, а на самом деле по Авеню
Айги (так и написано на стене под портретом поэта)! Затем осматриваю музей.
Беседую с женой Дронникова Аньес.
Но расслабляться долго не приходится. Николай приносит мольберт, устанавливает заготовленный холст (или картон?), выстраивает композицию, которую собирается
писать.
Меня в кресло и рядом портрет Геннадия в камне. И вот больше двух часов мы все
в работе, в разговоре, в диалоге или... триалоге. Потому что какая-то необыкновенная
энергия здесь возникла, что-то вихрилось в воздухе, отсеивая эфемерное,
кристаллизуя сущностное, как любил подчеркивать наш собеседник Геннадий...
Сеанс окончен.
Вот этот двойной портрет...



Предыдущая     |  Вверх   |    Следующая


Поиск:
   - по автору
   - по названию



Chernovik (online)
ISSN 1554-0510